Казахстан: как власти убивают журналистику

Журналист Лукпан Ахмедьяров, выживший после покушения на свою жизнь, рассказывает об истории удушения свободы прессы в Казахстане.

Казахстанский журналист – это такой же оксюморон, как добрый белый волк. И это не благодаря Саше Барону Коэну. На протяжении последних 13 лет казахстанские власти делают все возможное, чтобы профессия журналиста в этой стране стала самой опасной. Это прекрасно видно на примере провинциальной газеты, в которой я работаю все эти годы.

28 июня 2001 года я уволился из школы, в которой работал учителем, и устроился в газету «Уральская неделя». В тот момент успел выйти лишь первый номер издания, и его никто не знал. Журналисты выходили на улицу и раздавали первый номер газеты бесплатно всем прохожим. Тогда в редакции было три журналиста, в бухгалтерии было всего 200 долларов, а первый номер газеты был отпечатан тиражом 1500 экземпляров. В том первом номере мы сообщали о том, как неизвестные хулиганы повесили перед дверью главного редактора газеты «Республика» труп мертвой собаки. Нужно признать, что кроме нашей газеты, об этом сообщали и другие издания. Мы не были особенными.

Спустя десять лет, летом 2011 года, в редакции «Уральской недели» работало уже 30 человек, годовой оборот предприятия составлял более 10 миллионов тенге, а газета выходила каждую неделю тиражом более 18 тысяч экземпляров. И вот тогда, в июне 2011 года, журналистам «Уральской недели» снова пришлось выйти на улицы Уральска и раздавать прохожим газеты. Но если в первом случае газету раздавали, чтобы найти читателей, то спустя 10 лет эта уже была почти политическая акция. Таким образом журналисты выразили свое несогласие с решением местных властей наложить запрет на продажу «Уральской недели». И тогда, летом 2011 года, в нашем городе уже не было других изданий, которые освещали эту акцию. Мы стали особенными. Точнее, мы остались единственными, кто мог писать и сообщать информацию, неприятную для властей.

Два года назад мне и моим коллегам казалось, что запрет на продажу газеты – это самое страшное, что могло произойти с «Уральской неделей». Хотя и вся предыдущая десятилетняя история издания была далеко не безоблачной. В 2003 году по приказу местных властей нас принудительно выселили из офиса, который мы арендовали. Выселение произошло после того, как журналисты газеты выявили факты незаконного строительства особняков высокопоставленных чиновников в природоохранной зоне.

Пока «Уральская неделя» спешно искала новое помещение, по всей стране происходили события, которые однозначно свидетельствовали: в Казахстане нет свободы слова. В начале 2003 года в Алматы из снайперского оружия был расстрелян передающий кабель телеканала «Тан». Главный редактор газеты «Деловое обозрение «Республика» Ирина Петрушова придя как-то на работу, обнаружила перед дверью подвешенный труп обезглавленной собаки. В городе Атырау в том же 2003 году неизвестные устроили пожар в типографии газеты «Ак Жайык». В том же году был посажен в тюрьму известный журналист Сергей Дуванов.

В 2004 году «Уральская неделя» смогла наскрести деньги для покупки небольшой квартиры, так как нам все чаще стали отказывать в аренде помещения в городе. Но едва мы отпраздновали новоселье, как получили первый судебный иск. В суд с иском к газете обратился начальник местной полиции после публикации серии статей, разоблачающих систему пыток в местной полиции. Шеф полиции оценил свои страдания в 5 миллионов тенге. Ровно столько тогда стоила квартира, которую мы смогли купить под редакцию. В 2005 году без объяснения причин одновременно отозвали свою рекламу из газеты около 20 рекламодателей. Все они согласились выплатить газете неустойку, прописанную в договоре. В неофициальной беседе с главным редактором газеты шесть руководителей банков сообщили, что отозвали свою рекламу под давлением Комитета национальной безопасности Казахстана.

Но преследованию подвергались не только мы в Уральске. По всей стране прокатилась волна репрессий по отношению к журналистам. По данным фонда защиты свободы слова «Адил Соз», в 2004 году в Казахстане было совершено 14 нападений на журналистов и на членов их семей. Самым громким событием стало убийство известного журналиста Асхата Шарипжанова в июле 2004 года. Согласно официальной версии, журналист погиб под колесами автомашины в результате несчастного случая. Но то, что у погибшего журналиста пропал диктофон с записью интервью оппозиционного политика, вряд ли можно назвать случайностью.

Асхат Шарипжанов убит в Казахстане в июле 2004 года

 

В 2005 году в Казахстане было зафиксировано 22 случая нападения на репортеров. Погибло 9 журналистов. А 2006 год стал самым напряженным для редакции «Уральской недели». Глава местной власти запретил уральским типографиям печатать газету. Произошло это после выхода статьи, в которой раскрывалась коррупционная схема распределения земельных участков под историческими памятниками под коммерческое строительство. Одна из строительных компаний, которой достался большой земельный участок в центре Уральска, принадлежала зятю руководителя областной администрации.

Конфликт между «Уральской неделей» и местными властями разворачивался на фоне драматических событий в масштабах всей страны. После «традиционной» победы Нурсултана Назарбаева на очередных президентских выборах полиция, прокуратура, суды и спецслужбы организовали «крестовый поход» против независимых СМИ, которые осмелились подвергнуть сомнению честность выборов. В знак протеста против давления на СМИ в отставку подал министр информации Алтынбек Сарсенбаев. Через несколько недель бывшего министра, его водителя и телохранителя нашли убитыми в одном из ущелий под Алматой…

«Уральская неделя» больше года печаталась в типографии в другой области. Еженедельно свежеотпечатанный номер газеты на машине преодолевал дорогу в 500 километров. Ситуация разрешилась только в 2008 году, после того, как сменился руководитель областной администрации.

Дружба с новым губернатором продлилась недолго. Во время очередной пресс-конференции, в феврале 2009 года, репортер «Уральской недели» попросил акима области прокомментировать ситуацию, когда самый дорогостоящий объект области – общеобразовательную школу на 1500 учеников – строит его зять, а директором еще не построенной школы назначена сестра акима области. Глава региона вместо ответа разразился гневной тирадой в адрес журналистов издания и после этого запретил своим подчиненным давать какую-либо информацию репортерам «Уральской недели». Больше аким области Бактыкожа Измухамбетов не провел ни одной пресс-конференции для журналистов, вплоть до своего ухода с должности в 2012 году.

2009 год не стал более свободным для казахстанских журналистов. Впервые в истории Казахстана появилась уголовная ответственность за распространение книг и изданий, порочащих честь и достоинство президента Назарбаева. Поводом для появления такой нормы стала книга «Крестный тесть», которую написал и издал в Европе бывший зять президента Рахат Алиев.

Тогда же в Казахстане завершился процесс монополизации медиа-пространства. Под крылом правящей партии был создан медиахолдинг «Нурмедиа», в который были включены 6 республиканских газет и журналов, 2 телеканала и 2 радиостанции. В этом же 2009 году казахстанскими судами были приговорены к лишению свободы четыре журналиста, было совершено 15 нападений на журналистов, 2 журналистов погибли.

В 2009 году газете «Уральская неделя» был предъявлен самый большой судебный иск за всю ее историю. В суд обратились сразу два истца – руководитель строительной компании «Тенгихнефтестрой», которой достался крупный господряд на строительство газопровода, и начальник областного департамента энергетики Гумар Дюсембаев. Поводом для иска послужила моя статья о том, что компания «Тенгизнефтестрой» начала строительство газопровода за два месяца до проведения процедуры тендера на его строительство. Тендер проводило управление Гумара Дюсембаева. Истцы, не опровергая факта описанного в статье, посчитали публикацию оскорбительной и оценили свои моральные страдания в 90 миллионов тенге (около 600 тысяч долларов). Суд признал газету и журналиста виновными и удовлетворил иск частично – обязал ответчиков выплатить истцам 20 миллионов тенге (более 130 тысяч долларов). Позже Верховный суд Казахстана оставил это решение в силе и отказал газете и журналисту в просьбе выплатить эту сумму поэтапно. Фактически это означало закрытие газеты, так как одномоментно найти такую сумму газета не могла. Но ситуация разрешилась совершенно неожиданно в ноябре 2010 года, за неделю до проведения Саммита ОБСЕ в Астане. Несмотря на вступившее в силу решение суда, истцы отозвали свои претензии, и судебное решение было изменено. Каким образом им это удалось, так и осталось тайной. Единственное, что нам удалось выяснить – истцы отозвали свои претензии после «настоятельной» просьбы официальной Астаны, которая не хотела портить свое реноме накануне Саммита.

О том, как председательствование в ОБСЕ повлияло на состояние со свободой слова в Казахстане, можно догадаться вот по таким цифрам: в 2010 году в стране не было ни одного случая тюремного заключения журналиста и ни одного случая убийства журналиста.

Едва отгремел Саммит, под давлением местных властей компании, которым принадлежит сеть распространения газет в Уральске, и национальная почтовая служба в одностороннем порядке разорвали контракт с нашей газетой и отказались ее продавать. Позже руководитель одной из этих компании в частной беседе с главным редактором «Уральской недели» признался, что запрет на продажу газеты исходил от акима области.  Это случилось летом 2011 года. И произошло то, с чего я начинал этот текст – журналисты вышли на улицы продавать газету.

Тогда нам казалось, что ничего хуже этого быть не может. Так думал и я. До тех пор, пока поздним вечером 19 апреля 2012 года я не услышал позади себя шаги двух людей. Я обернулся, чтобы посмотреть, кто это. В этот момент я увидел вспышку и грохот выстрела. Металлический шарик раздробил мне висок и за несколько секунд я успел получить еще шесть ножевых ранений.

Но я выжил.

(Четверым участникам нападения на Лукпана Ахмедьярова были вынесены приговоры. Однако полиция, установив, что нападение было заказано, так и не нашла его заказчиков. Кроме того, власти страны не признали, что это было не обычное нападение, а преступление против свободы слова – примечание редакции).

Я пишу эти строки в тот момент, когда мои коллеги сдают в типографию очередной номер газеты. В свежем номере мы продолжаем делать то, что делали на протяжении всех этих 13 лет – сообщаем читателю новости и рассказываем о том, что важно для всего общества. Скорее всего, наши материалы разозлят нового акима области. И я не знаю, что последует за этими публикациями. Для казахстанской прессы в целом эти 13 лет были не самым радужными: сегодня мы занимаем в международном рейтинге свободы слова 119-е место среди 169 стран.

 

Лукпан Ахмедьяров, специально для сайта Международной Платформы «Гражданская Солидарность»

Поделиться:

По теме Казахстан

Общественное объединение «Қадір-қасиет» опубликовало отчет по результатам мониторинга ситуации с безопасностью адвокатов в Казахстане за последние семь лет (с июня 2011 г. по июль 2018 г.). 

Мы, члены платформы «Гражданская солидарность», осуждаем вынесение приговора к лишению свободы в отношении казахстанских гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна в отместку за их участие в мирных акциях протеста против земельной реформы.

Представители гражданского общества обратились к генпрокурору Казахстана по делам о пытках.

Найти нас в социальных сетях